Сакральное и порнография


Первый направлен на достижение наслаждения, второй — на коммуникацию с другим человеком. Впервые эту проблему поставил Фрейд с тех пор она многократно усложнилась и расцвела самым причудливым образом. В сущности, это наблюдение впоследствии легло в основу всего современного маркетинга.

Сакральное и порнография

Первый направлен на достижение наслаждения, второй — на коммуникацию с другим человеком. Человек человеку — суррогат коммерческого образа — примерно так было бы справедливо описать современную сексуальную коммуникацию. Заполняя её готовыми образами и нарративами, она не оставляет никакого пространства для его собственных фантазий.

Сакральное и порнография

Заполняя её готовыми образами и нарративами, она не оставляет никакого пространства для его собственных фантазий. Это, в свою очередь, не позволяет нам обобщать хотя бы до уровня феномена, и явление вынуждено оставаться в пространстве локального, а значит — не понятым.

Проблема эта связана с фантазией.

А значит, она с неизбежностью будет перемещаться в область нелегитимного и развиваться в ней — по её же законам. Заметим отдельно, что именно в этот период происходит самый бурный расцвет экономики предпринимательства.

Тем не менее, порнография со всей очевидностью дополняет ряд обозначенных выше явлений — с одной стороны составляющих значительную часть повседневности современного общества, но с другой, оцениваемых лишь чувственно, локально и не-системно — то есть обыденно.

Более того, как правило, это регистрирование происходит даже не на рациональном, а на эмоциональном уровне. Это, в свою очередь, не позволяет нам обобщать хотя бы до уровня феномена, и явление вынуждено оставаться в пространстве локального, а значит — не понятым.

В сущности, это наблюдение впоследствии легло в основу всего современного маркетинга. Итак, мы проследили несколько основных тенденций порнографического дискурса в современном обществе.

Колчак и политика памяти, СПб, Это особенно важно, учитывая уже отмеченную нами искусственно сконструированную связь инстанции тела и инстанции денег, а также влияние этой связи на возникновение феномена порнографии.

Отчуждённый от самого себя, от собственного тела и собственных эмоций, человек превращается в лишённый субъективности автомат по потреблению готовых продуктов — в том числе сексуальности, отчуждённой от него в отдельную маркетинговую сферу.

Так, его внутренняя творческая активность — потенциально предназначенная также и для сексуальности - постепенно угасает. А потребитель Coca Cola в лучшем случае проникает в концепцию напитка, но никак не в те идеологические условия, которые эту концепцию — во всех её особенностях - вызвали к жизни.

Поэтому превращение секса в сознании общества из сложной и многогранной формы эмоциональной и чувственной человеческой коммуникации в краткую процедуру снятия сексуального напряжения на локальном уровне имеет самые глобальные последствия — в том числе политические. Здесь возникает важнейшая проблема сексуального дискурса в современном обществе.

Именно этот императив как нельзя лучше вербализует неолиберальная экономика, культивирующая безграничное потребление и радикальный социальный индивидуализм. В самом деле, неолиберальная ценностная система, артикулирующая в качестве одного из своих главных свойств толерантность — требует, с одной стороны, трепетного отношения к вещам, но с другой — неприятия плохого сервиса.

Все эти процессы — не что иное, как совокупность идеологических рыночно-экономических репрессий, направленных на человека и общество. Единственный возможный выход из этой ситуации — противодействующая инквизиторскому конформизму легитимация сексуальности как важнейшей области антропологии в воспитательных и образовательных учреждениях , а также радикальная борьба с отчуждающими императивами неолиберальной экономики — в частности, с порнографией.

Из субъекта сексуальности человек становится потребителем сексуальности, но уже отчужденной и расфасованной порнографическим рынком в многообразные формы соответствующей продукции.

Отчуждённый от самого себя, от собственного тела и собственных эмоций, человек превращается в лишённый субъективности автомат по потреблению готовых продуктов — в том числе сексуальности, отчуждённой от него в отдельную маркетинговую сферу. Во-первых, Фрейд проблематизирует консервативный дискурс и рациональность прагматического уклада - как первую причину разделения этих потоков.

Внимание к этому обстоятельству подводит нас к следующему: В самом деле, даже в эротическом дискурсе современности не говоря уже о порнографическом всё интенсивнее становится отказ от изображения человека целиком. Полное сексуальное наслаждение даётся ему лишь тогда, когда у него есть возможность безоглядно отдаться наслаждению, на что он не решается, к примеру, со своей добропорядочной супругой.

Хотя бы потому, что его чрезмерная поврехностность не позволяет разглядеть опасности или значимости этого явления.

Коммерческая система порнографических нарративов рассматривается как аппарат репрессии в отношении тела и сексуальности. На практике это могло бы означать необходимость легитимации сексуальности и адекватного её высвобождения на разных уровнях — начиная от введения сексуального воспитания в детском и подростковом возрасте, заканчивая реорганизацией производства и других трудовых областей, с целью высвобождения свободного времени и преодоления отчуждения в его основных формах.

Очевидно, что такое представление не имеет ничего общего с реальным сексом и является совершенно искусственным. Заполняя её готовыми образами и нарративами, она не оставляет никакого пространства для его собственных фантазий. Так, за модной надписью Nike покупатель едва ли прозревает всю многоуровневую систему эксплуатации людей, в том числе детей - на производствах этой продукции в странах Третьего мира.

За реальную демократию! Колчак и колчаковщина, СПб,

Фактически порнография монополизирует сексуальную фантазию индивида. За рабочее движение! Во взаимодействии этих потоков Фрейд обозначил острый и важный момент: Здесь возникает важнейшая проблема сексуального дискурса в современном обществе.

Впервые эту проблему поставил Фрейд с тех пор она многократно усложнилась и расцвела самым причудливым образом. На практике это могло бы означать необходимость легитимации сексуальности и адекватного её высвобождения на разных уровнях — начиная от введения сексуального воспитания в детском и подростковом возрасте, заканчивая реорганизацией производства и других трудовых областей, с целью высвобождения свободного времени и преодоления отчуждения в его основных формах.

Очевидно, что такое представление не имеет ничего общего с реальным сексом и является совершенно искусственным. Проблема эта связана с фантазией. Фокусное расстояние сокращается, концентрируясь исключительно на половых органах. И даже если это удовлетворение будет иметь место только в виртуальном пространстве, восприниматься оно в любом случае будет как превосходящее реальность, становящуюся суррогатом — как это и описывает Фрейд.

При этом, данная сделка касается важнейшей антропологической инстанции — инстанции тела.



Русское порно жена и муж с волосатой писий
Женщины в возрасте порно смотреть онлайн бесплатно
Оргии пусси райт в музее
Порно бабки груповуха
Порно зубило
Читать далее...